Boston: feel the taste of life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston: feel the taste of life » Архив тем » Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99


Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99

Сообщений 141 страница 160 из 177

141

- Я почти и не пил, - ответил Артур, стараясь вспомнить, сколько, а главное, когда он пил последний раз. - Мне просто плохо. У тебя есть какая-нибудь таблетка от головы? Будь человеком, дай мне ее. Ну или скажи, где ее взять.
Вряд ли сейчас Винсент со всех ног бросится ему за лекарством. Но пусть хоть хмыкнет и уйдет. Или чем-нибудь займется. Например, приготовит пожрать... Артур и сам бы мог приготовить пожрать, но для этого надо встать и все такое...
На кровать запрыгнула кошка и потопталась лапами по животу хозяина. И почему кошки вызывают желание сразу же их затискать? Может, еще одного кота завести?
- Ты ж моя девочка, - засюсюкал Артур, пытаясь ухватить кошку за лапу, впрочем, безуспешно - двигаться не хотелось. - Ну иди сюда, зараза волосатая! Гладить буду.
Нет, с Марселлой иногда спорить бесполезно, но она все же соизволила улечься на груди. Старенькая уже... вроде бы. Сколько ей лет, Артур не знал.
- Скажи мне, Винсент. Не будешь ли ты так добр одолжить мне какую-нибудь шмотку? Ну... желательно, не слишком старую.
Ага, и лучше - что-нибудь от Dolche&Gabbana или Dior, но ладно, это как-нибудь потом. Черт, кто вернет ему его гламурный гардероб?! Блин, столько проблем теперь.
- Так ты мне сделаешь документы? Кстати, твое счастье, что я не держал дома ничего из того, что предназначалось для выставки. - да уж, за это Артур действительно мог убить. - Не хочешь сходить куда-нибудь? Только, боюсь, я могу лишь пригласить, а не расплатиться.
Не, он мог бы, конечно. "Алло, папа, ты еще помнишь, что у тебя есть сын? Дай денег, будь человеком, а? А что со мной? Да ничего. А с квартирой? Да сгорела. А с девушкой? Ну, одну из них убил. Все замечательно, но денег все-таки дай". Так, что ли? Как-то уныло все.

Отредактировано Arthur Collingwood (15-10-2011 19:18:27)

0

142

– Пил как лошадь, – усмехнулся мужчина, –  сначала коктейли в клубе, а потом еще что-то огнеопасное у себя дома. Впрочем, я не помню, что именно.
Винсент открыл шкаф, попутно стягивая с себя мокрую рубашку и швыряя ее куда-то в угол. Художник пробормотал что-то на счет глупых мальчишек, которые сваливаются ему на голову в самые неподходящие моменты и начал рыться в своем гардеробе. Это слишком велико, это не подходит, а это и ему самому еще пригодится, обойдется короче.
– Под старым ты имеешь ввиду бабушкин чепчик и передник? – хихикнул мужчина, наконец извлекая на свет божий белую шелковую рубашку (ему носить пока некуда, так что пусть Артур таскает) и вельветовые темно синие брюки (наверно будут велики, но что поделать), – вот, – он положил одежду рядом с Артуром, – если не нравится, можешь ходить голым, – Арно улыбнулся, давая понять, что он в принципе не против, – гости у меня в ближайшие дни не предвидятся.   
Сам Винсент надел свободные черные брюки и темнобордовую рубашку, правда, застегивать ее не стал.   
– С документами будут определенные сложности, но об этом поговорил лучше всего завтра утром, – Винсент смутно представлял к кому можно обратится по-этому поводу в Бостоне. Но возможно если связаться со старыми знакомыми, то может особых трудностей и не возникнет, – ты хочешь куда-то идти с больной головой? – он сел на кровать рядом с Артуром и, согнав кошку с нагретого места, стянул примерно до середины груди одеяло и скептически оглядел молодого человека, – в таком виде тебя точно задержит полиция в подозрении на налет вино-водочного магазина в купе с аптекой.  Впрочем, думаю, тебя и так разыскивают, так что на твоем месте я бы пока не высовывался, – Винсент нарыл своей ладонью руку Артура и слегка, можно сказать даже бережно сжал ее. Правда, потом усилил хватку и резко дернул брюнета на себя, заставляя сесть. В полнее возможно, что у последнего от резкой смены положения закружилась голова, – так что сегодня ужинать будем дома, – он наклонился и легонько коснулся губами обнаженного плеча, затем поднялся, – так что если хочешь поучаствовать welcome на кухню. Таблетки от головной боли, кстати, тоже там, – и улыбнувшись Винсент вышел прочь из спальни. Кошка, поняв, что он идет на кухню, потрусила следом за ним.

0

143

- О господи, я пил коктейли? - ну ладно, сейчас не до того, что он ведет себя как гламурная девчонка из провинции. Главное, что между ними налаживается конструктивный диалог. Интересно, ждал ли Винсент, что после того, как Артур признается ему в любви, превратится в поместь сахарной ваты с облаком в штанах? Или как-то так... Артур хрюкнул в подушку, так как картина облака в штанах представилась перед его мысленным взором во всей красе.
- Нет, под старым я имею в виду что-то, что осталось после какого-то твоего любовника. Кстати, как часто ты трахаешься с парнями? - Артур критически осмотрел предложенную ему одежду. Против брюк он ничего не имел, а с шелковой рубашкой не желал иметь ничего общего. Он ненавидел шелк и не знал более мерзкую наощупь ткань, кроме откровенной синтетики, пожалуй. - Спасибо. Голым я ходить не буду. К чему смущать несчастную собаку? - Марселла уже привыкла.
Ну да-да, не высовываться. И именно поэтому очень надо взять и куда-нибудь пойти. Хотя бы в ближайший магазин. Или мусор выкинуть. Неужели постоянно теперь здесь торчать?
- Ну ладно... - разочарованно протянул Артур, когда Винсент изчез на кухне. В конце концов, можно и на дому ресторан устроить. Или его подобие. Поднявшись с кровати, он натянул штаны. Великоваты, но упасть не должны.
- Знаешь, если мне придет в голову, как устроить то, чтобы все считали, что я умер, - он открыл холодильник, - то будет очень интересно посмотреть, возрастет ли цена на работы. Посмертно же выставка пройдет. А люди идиоты.
Наконец, выудив из дребезжащего агрегата все, что попалось под руку, он коленом захлопнул дверцу.
- Ты не имеешь ничего против острого с большим количеством маслин и лука? К сожалению, ничего утонченного в стиле французской кухни или чего-то в этом роде приготовить не могу.

0

144

Как не странно Артур пришел на кухню сразу, более того, если Винсент правильно понял, то сам вызвался приготовить ужин. Примеряет на себя роль супруги? При этой мысли мужчина склонил голову и издал странный смешок. Это было бы презабавно.
– Тебя интересует, как часто я сплю с мальчиками или сколько до тебя у меня было любовников, которые могли бы забыть свои вещи? – усмехнулся он, садясь на стул и предоставляя Артуру возможность делать на кухне, то, что ему вздумается. А вот если результат его метаний будет не съедобен, то тогда придется заказать пиццу, – первое под настроение, ибо мне больше нравятся пышногрудые блондинки, – а Артур даже близко по этому критерию не подходил, – а вот второе, – тут Винсент ненадолго задумался. По сути, все его любовницы никогда не жили непосредственно с ним. Проститутки были в борделях и он ходил к ним сам, а если он держал какую-нибудь девочку возле себя, то обычно у нее была отдельная комната и после секса она сразу отправлялась туда. Так что в спальне Валентайна никто не задерживался дольше, чем этого требовала похоть мужчины, – я не довожу отношения до такой степени, – он усмехнулся, – так что можешь гордиться собой. Ты будешь пионером в этом, – художник хихикнул, – так что тебе придется быть осторожным.
Очень осторожным. Ибо даже Винсент не знал как будет себя вести. Вообще, дурацкое положение, дурацкое и смешное. Кровавый барон торчит, если не сказать хуже, прячется,  в какой-то дыре, смеющей именовать себя домом, и при этом ему наглым образом навязывается в сожители молодой паренек, потерявший всякий страх!
Валентайн  закрыл лицо руками и как-то нервно рассмеялся.
– O, mein Gott! Если бы кто-то увидел, до чего я докатился в этом гребаном городе, меня бы засмеяли! Торчу в этом дерьме, переводя тонны краски, с каким то щенком, который утверждает, что любит меня! Абсурд! – тут он расхохотался, перепугав и кошку и щенка, которые довольно мирно сидели возле холодильника,  – я опозорил и себя и память своих родителей и учителей! – кровавый барон покачал головой. Может, имело смысл остаться в психушке? Тогда он хотя бы сохранил свое честное страшное имя, а не чувствовал себя сейчас так паршиво. 
– Так что ты там говорил про выставку? – поинтересовался художник, – если ты все правильно организуешь до того, как соберешься «умереть», то вполне может быть, – в конце концов, деньги то должны куда-то уходить после продажи.
– Делай что хочешь, – мужчина махнул рукой, – меня уже столько раз травили, что я ничему не удивлюсь.

Отредактировано Arno Vincent Valentine (07-11-2011 14:53:49)

0

145

- Нет, мне просто хочется как-то поддержать разговор, - Артур пожал плечами, открывая банку маслин. Отпил черной жидкости, в которой они полоскались. Вообще, вроде бы, ее не пьют, но ему нравилось. - Блондинки? Тоже дрочил в подростковом возрасте на Памелу Андерсон? Или в твое время были другие идеалы красоты?
В принципе, с ам Артур не имел ничего против Памелы. На лицо она ему не слишком нравилась, но его, главным образом, интересовало то, что ниже шеи, а оно, в отличии от лица, было очень и очень даже. Вообще, зачем женщине голова? Разве только для того, чтобы отсосать, когда попросят.
- Да? Я должен чувствовать себя избранным? - Артур усмехнулся и попытался вспомнить последовательность, в которой ингридиенты стоило бросать на сковороду. Хотя, не все ли равно, если все потом стушится и превратится в примерно однородную массу? Жаль, конечно, что в их семье такие простые блюда как макароны или гамбургеры практически не подавались, иначе было бы проще. Но до автомата было доведено лишь приготовление всего в роде "Ох ты ж боже ш мой". Почему-то японо-американская семья не нашла компромисса в виде пельменей. - Я так и знал, что когда-нибудь мне повезет. Достань мясо, будь добр. Если оно у тебя есть.
Вообще, можно было бы закусить и сырой вырезкой, но тогда Винсент усомнится в его психическом здоровье.
- Ну, во-первых, - начал Артур, измельчая несчастные помидоры в блендере, - этот самый щенок не ужаснейший спутник жизни на планете. Опыт совместного проживания у меня есть, так что все будет шоколадно. А во-вторых, тебя так интересует чье-то мнение?
Кто бы мог подумать, лично Артуру на память предков плевать, хотя, по идее, должно было быть наоборот, но у него было плохо с традиционной культурой.
- Ну и в конце концов, все дерьмо когда-нибудь заканчивается, - мужчина, сидящий на стуле, внезапно показался Артур тким несчастным, что он подошел и обнял его. Голова Винсента уткнулась ему куда-то в район живота. "А не взлохматить ли ему волосы?" - подумал Артур. В принципе, если он и психанет, то что с того. Он взъерошил красные, жесткие от краски пряди. - Не бойся, теперь я буду тебя защищать. По мере сил и возможнолстей. Думаешь, не смогу? Ошибаешься.
Он вернулся к своим помидорам. Собственно, с ними все понятно. Теперь лук. Артур покривился и для храбрости отхлебнул извлеченного из холодильника вина, которое, по идее, тоже должно было оказаться там, с остальными продуктами. Это было в его привычке - половину из того, что собираешься отправить в кастрюлю, отправлять в рот.
- Про выставку? Уже не знаю, если честно. Всмысле, стоит ли что-то выставлять. Я тут подумал, и что-то не нравятся мне эти работы. В кои-то веки мне захотелось запечатлеть себя любимого, - Артур усмехнулся, - не вышло. Мне, в принципе, не нужны деньги. За то, что мне нравится. Вот какое-нибудь гламурное дерьмо можно продать.
Наконец, лук героически был нарезан. На кухне запахло практически так же, как дома, только там запах специй в деревянную, старую и очень дорогую мебель впитывался с годами. Да и во все подряд. Не дом, а мешок с перцем. Хотя часто родственники готовили себе отдельно, потому что японские бабушки-дедушки не могли врубиться в прелести луизианской кухни.
- Не бойся, я еще никого не отравил, - сначала Артур хотел сказать "Не убил", но потом вспомнил кое-что и передумал. - Но если ты ждешь яичницу, тебе лучше заранее понять, что ты ее не получишь, чтобы потом сильно не разочаровываться. - он высыпал на сковородку нарезанные маслины, не забыв предварительно оставить в баночке пару штук, чтобы потом захомячить просто так.
- Не кисни, все путем.

0

146

– Нет, в подростковом возрасте я шатался по подворотням, подбирал с асфальта бычки, пил разбавленный спирт, закусывая объедками из мусорных бачков, шарил по карманам у прохожих, прирезал более удачных зазевавшихся конкурентов, так что мне было не до Памелы Андерсон и прочих радостей жизни, – фыркнул Винсент. А потом любая блондинка ложилась с ним в постель и ублажать себя необходимости уже не было.
Ну все, теперь Артур точно считает себя его женой. Возмутится на неподобающее вроде бы отношение к его персоне и в частности к волосам, не было не сил не желания.
Винсент тихо рассмеялся.
– Если ты собираешься меня защищать так же, как прошлой ночью, то лучше не надо! Иначе я замучаюсь прятать тебя от полиции ибо работать не оставляя следов ты не умеешь! – если бы не пожар, который Винсент устроил, то вполне возможно, Артур сейчас сидел в изоляторе с трупом на шее, – мнение окружающих это одно, авторитет совсем другое. Впрочем, тебе не понять. Да это и не важно сейчас.  
Вспомнив, что его просили достать мясо, Валентайн поднялся. Живность тут же встрепенулась, но поймав суровый взгляд голубых глаз, снова уселась терпеливо ждать, когда их накормят. 
– Ладно, мы можем попробовать пожить как одна семья, – он усмехнулся и, подойдя к Артуру со спины, положил мясо справа от него. Слово «семья»  прозвучало как-то странно. Наверно из-за того, что он практически забыл, что оно значит, – будешь играть роль жены, – Винсент уткнулся в плечо брюнета и тихо засмеялся. Чего-то сегодня он какой-то неадекватный и подвержен резким перепадам настроения. Раньше бы и не подумал, что позволит кому-то готовить для себя и хозяйничать в квартире, а сейчас был совершено не против наличия еще кого-то на этой кухне.

0

147

- Так вот почему ты такой злой. Ты был лишен нормального детства. Порножурналы, прыщавые одноклассницы, секс в отцовской машине и все дела. Кстати, помнишь свой первый раз?
Лично на взгляд Артура немки были страшные как смерть. Ну, не все. И эти самые "не все" обычно оказывались актрисами или топ-моделями, которых затащить в койку, не обладая толстым кошельком, было нереально.
- Я никого не прирезал и никого не обчищал, но по остальным пунктам можно сказать, что детство мы провели одинаково. Но, видимо, тот факт, что я не занимался преступной деятельностью, не помешал мне надрочиться вволю. В конце концов, каждый имеет право на счастливое детство.
Варево на сковородке было готово, мясо отправлено в духовку без всяких приправ и прочей фигни, которая его только портит. В конце концов, его стоит готовить, так сказать, в собственном соку. А лучше сырое. Артур достал заначенные маслины и кусочек сырого мяса. Маслины были услужливо предложены Винсенту, а мясо отправилось прямо ему в рот. Своеобразный вкус. Но нравится.
- Пока не умею. Всему учатся, дорогой мой. Как и ты можешь учиться вести себя как гей. Ты же немец, у тебя должен быть врожденный талант к сексуальным заморочкам.
Наконец, все было готово. Разрезав мясо, разложив его по тарелкам и полив сверху соусом, Артур поставил одну перед Винсентом.
- Ешь. Не бойся, не отравлю. Я не ведьма и зелья варить не умею, - хотя некоторые его эксперименты на кухне вполне можно было бы так назвать. Ну, не стоит огорчать Винсента. Сейчас, вроде, все получилось.

0

148

– Если это нормальное детство, то у меня оно было гораздо лучше! – Валентайн рассмеялся, – порнография в реале, потасканные проститутки всех мастей, секс и пьянки в угнанных машинах. А что касается первого сексуального опыта, – тут кровавый барон издал сухой смешок, – не смотря на большое количество желающих, я сохранил свою невинность до 15 лет. Потом, правда пришлось отдать ее одному старику, но это так, мелочи, – да, Джебберт, или просто в народе дядя Джеб, которому было уже под полтинник, был главой воровского притона, к которому в свое время примкнул маленький Арно. Собственно он и обучил паренька всем хитростям воровского мастерства. Можно сказать, заботился как о родном сыне. Правда, потом их отношения стали совсем не отческими. Но на тот момент Винсент был совершенно не против. Через два года он избавился от своего покровителя, заняв его место.
– Я конечно могу вести себя, как гей, но здесь же не Германия, – покачал головой мужчина, вспомнив, как на них реагировали в парке, когда они целовались на скамейке, – так что придется это не афишировать.
Они на конец-то сели за стол. Винсент был обычно всеяден, так что был готов к чему угодно. Но к счастью, беспокоиться было не о чем. Не смотря на довольно большое количество специй, блюдо Артуру удалось, хотя вкус и казался Винсенту необычным.   
– Будем, считать, что кухонный экзамен ты сдал на отлично, – мужчина поднялся, отправляя  тарелку в посудомоечную машину, – так, что у нас там еще входит в обязанности жены? – задумчиво протянул он, ехидно поглядывая на Артура.

0

149

- Тебе повезло, меня всего лишь поставили на учет в полиции и сбагрили в наркологическую клинику. Еще, вроде, видили к психиатру, я не помню. Это было так давно... Но папина кредитка здорово облегачала мне жизнь, пока меня не выперли из дома.
Вроде бы, лет в шестнадцать ему мягко намекнули, что если он хочет бухать и трахаться, то пусть делает это на свои собственные деньги. Однако, жалостливая мама подкидывала ему раз в месяц определенную сумму, но она не задерживалась в кармане более трех-четырех дней.
- Однако, долго ты в девках засиделся, - заметил Артур, дожевывая кусок сырого мяса.
Впрочем, его ждала еда и получше. Плевать, как Винсент вопримет тушеные маслины, вроде бы, есть без писков и визгов. Ну и ладно.
- Кстати, перец усиливает сексуальное желание. Может, мне стоило меньше его есть, и жизнь сложилась бы удачней и спокойней? Я практичеки судьбу себе разрушил своим же членом, если на то пошло, - пробило на философские мысли. Бывает. Когда впервые за неделю нормально поешь, еще и не такое бывает.
- Обязанности жены? Вытянуть тебя скалкой по хребтине или при помощи сковородки придать тебе азиатский вид? - Артур приподнял брови. - Или мне стоит еще постельный экзамен сдавать?
Артур встал со стула, подтянул штаны. Это движение уже почти стало привычным. Почесал то место, где у некоторых мужчин в его возрасте уже начинает расти пузо.
- Марселла, кис-кис-кис, - голос сразу изменился до неузнаваемости, становясь медово-приторным, - хочешь рыбки? Где-то я тут видел, - он выковырял из холодильника что-то рыбное и положил перед довольной кошкой.

0

150

– Да я как посмотрю, ты у меня вообще хороший мальчик, – Винсент усмехнулся. Учет в полиции, психиатр – это действительно все так по детски.
– Ну мне не хотелось отдавать свою невинность первому попавшемуся извращенцу, – кровавый барон усмехнулся, – так что я рассчитывал продать свою задницу как можно с большей выгодой для себя, – законы улицы жестоки и чтобы выжить приходится постараться, тем боле если ты всего лишь маленький мальчик, пусть смелый и амбициозный, стремящийся править если не миром, то хотя бы этим городом.
- Кстати, перец усиливает сексуальное желание. Может, мне стоило меньше его есть, и жизнь сложилась бы удачней и спокойней? Я практичеки судьбу себе разрушил своим же членом, если на то пошло.
– Тебя в детстве просто мало драли, – воспитанием Артура похоже не особо занимались, вернее оно не пошло впрок, – но если что, я это исправлю, – Винсент нехорошо усмехнулся. Что-что, а в воспитательной работе он был мастер. Правда, носила она чаще насильственный характер.
Терпеливо дождавшись, пока Артур закончит сюсюкаться со своей кошкой, мужчина схватил его за руку и дернул на себя.
– Постельный экзамен – это мысль. Тем более, что ты мне еще должен за прошлую ночь, когда лишил меня женской ласки и внимания, – Винсент притворно сокрушено покачал головой.  Плевать он конечно хотел на женскую ласку от артуровой подружки (она не ахти какой моделью была), но все равно отрабатывать Артур это будет по полной программе за двоих.

0

151

- Задницу? Можно было не париться и трахнуть девку. Я сам переспал с парнем только лет в семнадцать. Вроде бы, года на четыре позже, чем с девчонкой. Только не помню, как их обоих звали. С тем парнем мы, вроде бы, жили вместе, или я жил с его сестрой...
Он удовлетворенно потянулся. Да, удовлетворенно потягиваться можно не только после секса. Погода была прекрасная, сейчас бы действительно куда-нибудь сходить, а не сидеть в четырех стенах, но нет. В крайнем случае, Артур был почему-то уверен, что его просто-напросто никуда не пустят.
- Мало? Я бы так не сказал. Вопрос в том, оказало ли это на меня положительное влияние. Ну ладно. Экзамен так экзамен.
Опустившись перед Винсентом на колени, он расстегнул его брюки. Вообще, обычно Артур предпочитал этого не делать, а если и делать, так только проконтролировав, чтобы его партнер принял душ и как следует вымылся. Впрочем, сейчас он всего лишь провел пальцем по коже живота вниз.
- Что, прямо здесь?
На кухне неудобно, да и как-то мерзковато, вот уж Артур не мог объяснить, почему. Обычно ему было пофиг.

0

152

Нет, все-таки сейчас Артур был предсказуем. По крайней мере, именно чего-то в этом роде Винсент и ожидал, особенно после их разговора (хотя это больше походило на соревнование) о том, чьем детстве было больше мерзости.
Он изогнул бровь.
– А как же романтика? – слегка удивленно протяну мужчина, – нежные объятия, поцелуи украдкой, дабы не спугнуть нежное чувство? – он присел на колени, так, что их лица оказались на одном уровне, – я, конечно, понимаю, что у тебя тоже было тяжелое  детство, –  тут Валентайн не сдержал кривой ухмылки, – но все же, не путаешь ли ты любовь с похотью, а, mein süßes Kind? – он слегка наклонил голову, в упор смотря на Артура из под красной челки.
Затем молча поднялся, застегнул брюки и направился к себе в комнату.
Вот так, обещают тебе, что все будет по-другому, называют другими красивыми словами, а на поверку выходит как обычно, та же самая дешевка. Ничего нового и интересного. Минет ему может сделать любая шлюха и навряд ли он почувствует большую разницу с тем, что собирался делать Артур.
Винсент устроился на диване и включил местные новости. Может что интересного, а то и полезного скажут?

0

153

Так, значит. Ну хорошо, может, он действительно ошибался. И если Винсент думает, что Артур сейчас прибежит лизать ему руки, то глубоко ошибается. Он закусил дрожащие губы. Какая все-таки сука.
Артур прошел в спальню и натянул свои полупросохшие брюки. Не образец чистоты, зато свои. Подумать еще раз о том, что никогда не стоит обманываться насчет людей, даже если очень хочется, он успеет позже. "Посмотрите на меня, я такой крутой!" - ладно, видимо, Артур действительно не тот человек, который все это оценит.
Интересно, его уход заметят или нет? Можно будет открыть бутылку шампанскогопо этому поводу. Хоть ему и некуда пойти, он что-нибудь придумает. В конце концов, в полиции его явно ждут с распростертыми объятиями.
С другой стороны, проделать все тихо и незаметно не хотелось. Раз уж ему так намекнули, что его видеть не желают. Но с какой стати отказ от минета воспринимать как личное оскорбление? А хрен разберешься, с какой.
Найдя Винсента развалившемся на диване, Артур сначала подумал, что стоит, наверное, что-то сказать. Что-то типа "Это были лучшие часы в моей жизни". Нет, спасибо. Поэтому он просто ударил его по щеке и выскочил за дверь, стараясь не слишком сильно ей хлопнуть. На лестничной клетке былопусто, да и если бы было не так, вряд ли бы кого-то заинтересовал полуголый парень. Спустившись на пролет вниз, он сел, прислонившись к стене, и закрыл лицо руками. Идиотизм какой-то. Но он больше в нем не участвует.

0

154

Сначала Винсент ошалело захлопал глазами, а потом только фыркнул.
«Истеричка!» А еще его психом считают. 
В любом случае, если он решил уйти – его право. Наверняка у него есть к кому еще пойти. Винсент ни за одной бабой не бегал, а за парнем тем более не станет. А вобще, никто из них похоже не способен любить, по настоящему любить. Хотя и причины были разные. Артур был слишком эгоистичен, а Винсент подсознательно боялся снова потерять, по этому ни к кому не привязывался. Хотя, когда несколько часов назад Артур признавался ему в любви на кухне, внутри что-то шевельнулось, но похоже теперь беспокоиться об этом не стоит.
Он не понимал мотивацию поступков Артура, а тот не трудился утруждать себя объяснениями, в итоге они совершенно не понимали друг друга. А нет понимания – нет компромисса. Нет компромисса – отношения саморазрушаются. В их случае это случилось раньше, чем они появились.
Но так или иначе, кроме неприятного осадка, который все-таки остался, сегодняшний день прошел не в пустую. Разговор с Артуром напомнил Винсенту кто он есть, а значит пора напомнить об этом миру. Пусть и придется начать все сначала в другом городе.

0

155

В конце концов, Артур даже пригрелся. Самоубеждение - великая вещь. Но лучше уж в подъезде, он не отпихнет тебя как раз в тот момент, когда ты, так сказать, решил выразить всю глубину своих чувств.
В конце концов, это ело Винсента, пусть притаскивает и трахает очередную курицу где угодно и в каких угодно позах, и что-то подсказывало, что застегнуть штаны и отвалить - специальный царский жест персонально для Артура. А хотя, действительно, может, от него ждали, что он пойдет следом? Да, прямо сейчас.
В брюках был ремень. Неожиданно это обстоятельство порадовало Артура, потому что просто так сидетьп опой на холодном кафеле примерно с полчаса было скучно. Можно было отправиться за город, там есть один притон, но босиком он много не пройдет. Может, завтра, если распогодится. В конце концов, около дома есть мусорки, а в мусорках случаются ботинки.
Так вот, ремень. Пряжка на нем была хорошая, тяжелая такая. Нет, он не вешаться на одиноко покачивающейся лампочке собрался, да и не хватит одного ремня-то. Приподнявшись, Артур размахнулся и швырнул его в одно слишком хорошо знакомую дверь. Пусть побесится, может, убьет, наконец, как следует. Избавится от внешних раздражителей и все такое, и отсасывать ему на кухне будут только первосортные шлюхи, типа жен олигархов, одно название - а все равно шлюхи. Не умеешь раздвигать ноги - не получишь денег.

0

156

У Винсента был тонкий слух. И странный то ли стук, то ли толчок в дверь не прошел незамеченным. Артур решил испоганить ему входную дверь? Вот только за что, мужчина так и не понял. Да, наверно он был разочарован, поскольку подсознательно от  Артура ждал другого, а не унизительного опускания на колени.
Винсент открыл входную дверь. Вроде бы цела. Молодой человек был до сих пор в коридоре при чем с таким оскорбленным видом, как будто бы это Валентайн выставил его за порог.
Тут неожиданно открылась соседская дверь и на лестничную клетку вышла миссис Менкс (та самая старушка, которой Арно оставлял своего щенка).
– О, боже мой! – воскликнула пожилая женщина лицезрев Артура, – немедленно убирайтесь отсюда иначе я вызову полицию!
– Миссис Менкс, я прошу, вас успокойтесь, – проговорил Винсент и тут его наконец-то тоже заметелит, – простите, что напугали вас, – он подошел ближе к старушке и негромко проговорил ей на ухо, – кузен приехал и, кажется, немного перебрал, – мужчина извиняющее пожал плечами, словно говоря – родственников не выбирают.
Женщина сочувствующе посмотрела на соседа, потом более презрительно на полуголого молодого человека.
– Еще раз прошу прощения, – Валентайн извиняющее улыбнулся, схватил Артура за руку и затащил его в квартиру. Было слышно, как с лестничной площадки  уехал лифт.
– Если решил свалить, то вали. Не хер торчать под моей дверью, сопляк! – рыкнул он, тряхнув парня за плечо, – если соседи вызовут копов, то я даже пальцем не пошевелю!

0

157

- Ты, как всегда, безумно добр ко мне... - он потянулся и поцеловал Винсента в губы. - Ты же не хочешь, чтобы я уходил, просто боишься себе в этом признаться. - иначе бы не вышел, а, как и обещал, не обратил бы ни малейшего внимания.
- Там слишком холодно, знаешь ли. Но раз ты такой гостеприимный, я этим воспользуюсь. И обещаю, никакой любви, раз уж это тебе так не нравится.
Еще раз поцеловав Винсента, Артур исчез в спальне. Сейчас его интересовала кровать, главным образом, как то место, где спят в приличном смысле этого слова. Ну, может, его и выволокут сейчас обратно, но только в комплекте с одеялом или, хотя бы, подушкой.
- Предожил бы тебе прилечь рядом, - крикнул он, надеясь, что Винсент где-то там в коридоре услышит, - но ты же не отличаешь любовь от похоти.
Сам Артур мог бы сказать, что мог отличить одно от другого. Когда-то уже было подобие этого чувства, хотьон уже не помнил лица той, чью руку так любил сжимать в своей во время прогулки. Но она была слишком хороша для него. Пусть остается чем-то вроде фантома.
- Но если ты меня выпихнешь отсюда, приюти Марселлу. Ей точно некуда пойти, ни заниматься проституцией, ни обчищать карманы она не умеет, хотя насчет первого я не уверен, - да, было несколько "подарков", пищащих в ванной.

0

158

– Оставь свой сарказм при себе! Врываешься в чужой дом, хамишь, ведешь себя как последняя сволочь и после этого еще чего-то хочешь! Твоей наглости просто нет предела! – может это и звучало как-то глупо и наивно, но Винсент сам начинал потихоньку заводиться, но вот желания придушить Артура пока не было. Так, провести разъяснительную работу только и всего.  По этому последовав следом за Артуром, он выволок уже было устроившегося молодого человека из-под  одеяла и довольно грубо потащил в мастерскую и там швырнул на диван. Затем в Артура полетело покрывало и подушка.
– Спишь здесь, – рыкнул Валентайн, – завтра я найду человека, который сделает тебе паспорт и чтоб потом, глаза мои тебя больше не видели!
Мужчина развернулся и скрылся в спальне. Однако дверью не хлопнул. Она здесь не причем.
– Какого хрена?! – Валентайн глубоко вздохнул и плеснул себе в стакан виски. Нет, он совершено не понимал, что здесь происходит и что этому щенку от него надо. Может вызвать неотложку? Сказать, что молодой человек слегка повредился умом, когда сгорела его квартира? По крайней мере у Винсента действительно было  такое подозрение.
Кстати, о паспорте. Винсент набрал номер Бена, наверно единственного относительно надежного знакомого, который мог бы ему помочь. Вскоре, кровавый барон знал нужное имя и адрес. Завтра с утра он этим займется.

Отредактировано Arno Vincent Valentine (17-10-2011 23:07:52)

0

159

- Спасибо... - пробормотал Артур, но за Винсентом захлопнулась дверь. И почему не может быть все хорошо немного дольше нескольких часов? Потом обязательно что-то происходит.
И подушка стала мокрой от слез... Пафосно, в некоторой степени правдиво, но не в таких глобальных масштабах. И в голове только одна мысль - надо поговорить. Надо, и все.
Артур тихо вошел в стальню и застыл около кровати, стараясь не выглядеть жутким заплаканным привидением. Он знал, что ужасно выглядит в слезах - с опухшими глазами, и кожа идет красными пятнами. Впрочем, вряд ли Винсент соизволит открыть глаза.
- Прости меня, - хотя, за что? За пощечину, допустим.
Приблизиться он не смел. Зачем еще больше злить человека?
- Если ты хочешь, я уйду. Тогда, когда ты скажешь.
Он приложил ладони к щекам. Слишком горячие.
- Но...
Он упал на колени. Хотелось выть. Да-да, он псих, все об этом знают. И кататься по полу не стоит. Но вряд ли Винсента интересует, что он делает, так - что-то ноет над ухом.

0

160

Анализировать происходящие совершенно не хотелось, и Винсент завалился на кровать, и просто тупо смотрел в потолок. Потом его глаза как-то сами по себе закрылись, и он не заметил, как задремал. Правда, ненадолго. Мужчина всегда спал чутко, по этому мгновенно проснулся, когда открылась дверь. Однако виду не подал.
– Это он, – хихикнул маленький демон.
– Я в курсе. Наверно вооружился отверткой или ножницами, – фыркнул кровавый барон.
Шаги, приглушенные толстым ковром замерли возле кровати и, на какое-то время, в комнате воцарилась тишина. Затем послышался севший и совсем тихий голос Артура,  такой, что Винсент по началу даже его не узнал.
– Как мило! – демоненок извлек клетчатый платок и высморкался, – и что ты будешь делать?
– Ничего. Постоит и уйдет.
Послышался глухой стук. Это ноги Артура не выдержали, и он опустился на колени рядом с кроватью.
– Имей хоть капельку жалости! Хотя ты можешь сказать, что ни к кому жалости не испытываешь, – начал быстро тараторить малыш, – но! Тогда у тебя два выхода! Либо пристрелить его, что будет проявлением сострадания. Либо выгнать. Но здесь ты сильно рискуешь! Паренек в таком состоянии может пойти и выбросится, допустим, из окна. Приедет полиция. Начнут опрашивать жильцов, а старуха видела вас в месте, а если они тебя в чем-то заподозрят и снимут отпечатки пальцев, то...
– Ладно, заткнись! Я понял!

– Тогда пристрели его! – насупился демон, – убей!
УБЕЙ! УБЕЙ! УБЕЙ! – билось у него в голове с бешеной силой.
Послышался тихий всхлип. Винсент наконец открыл глаза и повернул голову. Артур сидел близко, на расстоянии вытянутой руки, закрыв лицо ладонями. И если судить по слегка дрожащим плечам, давил в себе рыдания.
–Убей его!
–ЗАТКНИСЬ!
И вот теперь действительно стало тихо.
Мужчина повернулся на бок, подпер голову руками и уставился на Артура. Было интересно, когда он наконец почувствует, что с него не сводят пристального взгляда, а за одно и продолжит, что там должно быть после многозначительно «но».

Отредактировано Arno Vincent Valentine (19-10-2011 16:55:15)

0


Вы здесь » Boston: feel the taste of life » Архив тем » Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99