Boston: feel the taste of life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston: feel the taste of life » Архив тем » Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99


Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99

Сообщений 161 страница 177 из 177

161

Ждут, что он явно скажет что-то еще... Вот только сказать больше нечего.
Артур немного успокоился. Никогда не стоит терять голову. Даже от любви. Господи, как идиотски звучит - он и любовь!
- Я не хочу уходить. Пойти мне некуда, да и незачем.
Он встал и прошелся по комнате взад-вперед. Слишком много красного. Артур ненавидел красный цвет.
- Скажи, что не так я сделал. Может, мне стоит вести себя как-то по-особенному?
Может, стоит для начала принести расписку, что собираешься отсосать, и если захлебнешься, отравишься и тому подобное - хозяин спермы ответственности не несет...
Он сел на кровать. В конце концов, на полу холодно.
- Не прогоняй меня, - "пожалеешь". Не в том смысле, что Артур начнет угрожать или что-то еще, нет. Но, если Винсент до сих пор его не убил, хотя и много раз пытался, то, значит, что-то сдерживает его. И, пока он не выяснит, что именно, можно сказать, Артур имел на него некое влияние, если можно назвать это влиянием. Он лег на кровать рядом с мужчиной, осторожно его обнимая.
- Думаю, мы можем нормально общаться дольше десяти минут. Я оптимист. Можешь меня избить и отволочь обратно на тот старый диван.

0

162

Или это он сумасшедший или Артур. Или они оба. Короче говоря, почему-то у Валентайна было стойкое ощущение иррациональности происходящего. Еще час назад Артур, влепив ему пощечину, вылетел из дома, правда, далеко не ушел, а теперь снова ластился. Короче говоря, Винсент совершенно отказывался понимать, что здесь происходит, еще больше он не мог понять, а он то здесь при чем?
– Позволь тебе напомнить, что ты сам решил уйти, – мужчина накрутил на палец красную прядку, – по крайней мере, мне так показалось. Или твое сидение на лестничной площадке надо истолковывать как-то по-другому?
Артур лег рядом. Вообще выражение его лица, походило на то, которое обычно бывает у смертника, которого кинули в клетку со львами, и когда он, чтобы как-то сохранить себе жизнь старается вести себя так, чтобы как можно меньше раздражать хищников. А хищники в свою очередь думают, голодны они или нет.
Винсент взял Артура за подбородок и заставил его смотреть в свои глаза:
– Тебя так задели мои сомнения относительно твоих светлых чувств? – поинтересовался он. Гнев Винсента немного поутих, так что никого бить и вышвыривать он пока не собирался, а вот выпотрошить душу Артура желание присутствовало, – тогда ты выбрал странный способ уверить меня в обратном.
Чтобы жертве снова не пришло в голову удрать, мужчина перевернулся, заставляя Артура лечь на спину и нависая над ним, наверно сейчас действительно походя на хищника, прижимавшего добычу к земле и принюхивающегося, подумывая куда бы вцепиться.     Пальцы Винсента довольно жестко сжимали запястья молодого человека, дабы тот не пустить в ход кулаки. Наверно в таком состоянии единственное, что можно чувствовать – это собственную беспомощность.

0

163

- Да, задели, - проговорил Артур, смотря в глаза Винсенту. - Вроде бы, у тебя нет поводов не верить мне, - остается только надеяться, что он уловит разницу между "верить" и "доверять" и не прочтет ему лекцию о том, что крутые преступники никогда и никому не доверяют.
- От твоих пальцев у меня останутся синяки на запястьях, - между делом заметил он. Нет, он боялся. Нечего уже бояться, столько всего уже было... преимущественно плохого. Артур решительно не мог вспомнить, когда у них было все нормально. Но, как говорится, о проблемах не надо думать, их надо решать. Но как решить-то, если с ним и говорить не хотят.
И в опасности он себя совершенно не чувствовал. Он... да, пожалуй, он именно доверяет Винсенту. Если не какие-то сексуальные секреты, то, хотя бы, свою жизнь, что казалос ему не столь важным, но довольно существенным. Чувствует ли это Винсент?
- Ты знаешь, что мне свойственны иногда странные реакции. И удивительно, как ты, будучи человеком творческим, а значит, нестандартно мылящим, их не понимаешь... Стоп, только не обижайся. Я же любя, - он улыбнулся. - Может, пощадишь меня на этот раз?

0

164

– Все кругом лжецы и подхалимы, всем от кого-то что-то нужно и говорить о бескорыстности и искренности чувств не приходится, – мужчина усмехнулся, – так что я не верю не единому твоему слову, хотя и допускаю, что возможно это правда, – он наклонился и укусил Артура в шею, – время покажет.
- От твоих пальцев у меня останутся синяки на запястьях,
– После всего что было, тебя беспокоят такие мелочи? – Винсент изогнул бровь. В самом деле, чего говорить о синяках, когда его жизнь несколько раз висел на волоске, и на память на его теле и так остались отметины, которые наряд ли когда-то исчезнут. Один шрам на боку чего стоит. 
– Хотя ты прав, мне не очень то удобно, – глаза мужчины недобро сверкнули, и он, вытащив ремень из своих брюк, связал запястья Артура над головой, зафиксировав их у изголовья кровати, – так то лучше, – Валентайн слегка отстранился, оценивающе разглядывая результат своего труда.
– Именно, я личность творческая, в этом наверно и беда. Ведь два творческие личности никогда не смогут понять друг друга, – он покачал головой, – слишком разные, слишком из других миров, даже если имеют схожие направленности. Так что, – он улыбнулся в ответ, а затем провел руками по груди и животу Артура, – пощады не жди. В конце концов, я не знаю что – это такое.   - и, привстав, он резким движением стянул с любовника многострадальные джинсы.

0

165

- Поэтому ты сейчас меня оттрахаешь, чтобы доказать, какая я шлюха и как ты не веришь ни единому моему слову, - ладно, иногда лучше отключить романтические чувства, а иногда их лучше вообще не включать. Если Винсенту так удобно - пусть считает, что у Артура было временное помутнение рассудка.
Хотя вряд ли он вообще заметит перемену в настроении Артура. Ему не очень нравилось положение "Убеди меня, такого (такую) крутого (крутую) в чем-то, а пока я буду относиться к тебе как дерьму и всячески подчеркивать это отношение". Часто рассчет идет на то, что сразу надо кидаться в ноги и доказывать свою любовь, но простите, нет нормального отношения - нет и внешних проявлений любви.
Может, в его положении человек должен бы чувствовать себя беспомощным - как же, со связанными руками, голый, рядом практически маньяк, но Артур не чувствовал ничего, кроме усталости, и ему хотелось, чтобы все это поскорее закончилось. Разочарован ли он? Он ведь не маленькая девочка, чтобы в ответ на признание ждать того же самого. Но на нормальное отношение можно было бы рассчитывать? Или нельзя?
- Тогда покажи, каким ты можешь быть жестоким, если способен только на это, - пробормотал Артур, отворачиваясь и смотря куда-то в сторону окна.

0

166

Ну вот, так не интересно! Когда жертва становится равнодушна к своей участи, то маньяк начинает терять к ней интерес. Артур был настолько вымотан и не столько физически, что даже если начать резать его на кусочки, кажется, не издаст ни звука. Хотя Винсент еще и сам не знал, что собирается делать. Так некстати, в его теле кроме Кровавого барона начала шевелиться та, другая личность, которая все эти годы жестоко подавлялась и уничтожалась, без какого либо права на существование. А тут у нее появился союзник в виде любви Артура, по крайней мере, ей так казалось, и она все смелее начинала напоминать о себе, пугая Кровавого барона. Тот, пытаясь спасти свою монополию, предпринимал все возможные меры, но пока безуспешно.
Мужчина лег на любовника, прижимая все своим весом к кровати.
– Ты действительно шлюха, – тихо прошептал он, – маленькая и соблазнительная. Которая при первой возможности удерет к другому… к тому, кто больше заплатит… но я не допущу этого! –  он резко встал и довольно грубо перевернул Артура на живот. После недолгого поиска во втором ящике прикроватной тумбочки все-таки нашелся нож (пистолет под подушкой для его целей сейчас не годился).
Винсент осторожно, можно даже сказать нежно, убрал мешающиеся черные пряди с шеи Артура.
– Но любой, кто рискнет тебя трахнуть после того, как увидит на тебе мою метку, mein lieber, – тихо, угрожающе проговорил он, – будет долго вопить, пока я стану накручивать его кишки на свою руку!
Мужчина едва коснулся губами основания шеи любовника, и в следующую секунду по месту поцелуя скользнула холодная сталь, оставляя за собой кровавый след в виде затейливых букв «К» и «Б». Его личная подпись, которая стояла на всех его документах, соглашениях и трупах врагов, которые удостоились особого уважения Кровавого барона. Что ж, теперь ее будет отмечен и его любовник. Все вполне закономерно.

0

167

И почему он не удивлен? Впрочем, на некоторое время боль заставила забыть про сарказм, но ненадолго. В конце концов, можно было бы уже привыкнуть.
Кровь мерзко и лениво стекала по шее. Какая же сволочь, мог бы придумать что-нибудь другое...
- Предпочитаю видеть того, с кем трахаюсь. Ты не слишком верно выбрал место...
Как же жжет... Это надолго. Но тело заживает быстрее души.
- Ты становишься предсказуемым. Меня не волнует толщина кошелька, но с тобой было интересно.
С тобой было как никогда, но даже это приедается. По крайней мере, если раньше такие покушения на его жизнь и все остальное вызывали страх, смешанный вместе со страстью, то теперь это становилосьвполне ожидаемым. Скучным. Артур было безразлично, пусть хоть изрежет его с ног до головы.
- Может, это не слишком уместная речь, но ты глубже, чем пытаешься казаться. Брось играть.
Ничто так не отталкивает, как бросающаяся в глаза наигранность, а здесь, как казалось Артуру, она имела место быть. А может, и нет. Какая разница? Черт, надо с этим что-то делать... Краем простыни он кое-как вытер кровь там, куда смог дотянуться. Можно было бы подумать что-то вроде "Я всегда живу с болью, а это - всего лишь очередное напоминание", но не было настроения. В конце концов, это не в его характере, хоть и может показаться обратное.

0

168

– Ты меня не так понял, – мужчина усмехнулся, – это не только предупреждение, – он скользнул языком по ране, слизывая капельки крови, – это метка принадлежности… мне. Ты сам это выбрал.
Запах крови распалял и возбуждал еще больше и Винсент совершенно не знал, чего ему сейчас хочется больше: разорвать на куски или трахнуть. Впрочем, если он сделает первое, то второе автоматически отпадает, так что лучше если будет наоборот.
Он резко развернул молодого человека к себе лицом. Должно быть рана на шее, соприкоснувшись с простыней, доставила ему немало неудобств. Что ж, постельное после этой ночи так и так пришлось бы стирать.
– Мне совершенно все равно, что ты думаешь про игры, глубину и интересы, – он наклонился едва не касаясь губ Артура своими, – по крайней мере сейчас. Так же как и то, будешь ли ты сейчас лежать бревном, делая вид, что тебе все абсолютно фиолетово, или в панике метаться по кровати.
Голова шла кругом и контролировать происходящее становилось все труднее. Лучшая защита это нападение. Но эта тактика продиктована страхом и возможно именно он во многом и являлись причиной безумия.     
Валентайн отстранился, бурая Артура взглядом. Это все закончится плохо для них обоих. Если позволить ему заглянуть глубже… это станет слабостью…
В сознании мелькали тысячи образов, обрывки фраз, но мозг отказывался воспринимать все это и наконец Винсент сдался. Сейчас ему все равно нечего терять.
– Мы оба будем  гореть в аду, – тихо прошептал он, и наклонившись, начал целовать Артура, глубоко, властно, скользнув языком в приоткрытые податливые губы. Руки прошлись по бокам, затем по бедрам, скользнули в промежность и слегка поддразнив, сжали уже возбужденный член любовника. Влажные поцелуи, вперемешку с легкими укусами в шею, затем ниже, плечи и грудь. Не слишком быстро и не слишком медленно, чтобы постепенно завести любовника.
– Я заставлю тебя кричать, – горячим шепотом, чувствуя, как тело Артура отдается дрожью.
Когда Винсент понял, что любовник готов достигнуть развязки он разжал пальцы и слегка отстранился. Нельзя допустить, чтобы все так быстро закончилось.
– Настало время проверить, насколько ты глубок, –  тихо, хрипло рассмеялся Валентайн. Оставалось, надеется, что у него хватит терпения, чтобы необходимым образом подготовить любовника. Не похоже, что Артур вел бурную сексуальную жизнь в роли «котика» в последнее время.

0

169

- Мы уже в Аду.
От властных, почти грубых поцелуев, от его уверенных движений и того, что с ним обращаются как с собственностью, хотелось умереть. Чтобы потом воскреснуть и пережить все заново.
Отсуствующий взгляд, устремленный в потолок. Ему не хотелось секса, не сейчас, но в данных обстоятельствах это казалось единственно возможным выходом. Странно звучит, да? Болела шея, и это отвлекало от ощущений всех ласк, что щедро начал раздаривать ему Винсент. Спопротивляться не было никаких сил. И желания тоже, не стоит врать себе.
"Я заставлю тебя кричать". Винсент любитель проявления чувств в стиле жанра его нацонального кино? Но у Артура в самые "ответственные" моменты просто-напросто перехватывало дыхание.
И все-таки он был возбужден. Видимо, у него какие-то извращенные представления о любви. Нет, во всем виновато это похотливое тело. И ему невозможно было сопротивляться. Никогда раньше он еще не чувствовал себя такой шлюхой. "За что ты так со мной всегда," - подумал Артур, закрывая глаза. По щекам покатились слезы. Главное, не начать еще и всхлипывать, это будет полным провалом. Надо срочно лечить нервы.
- За что ты меня так ненавидишь? - тонким, истерическим голосом. За что, разве только за его появление на свет. Других причин Артур не видел.

0

170

– О разве это ненависть? – мурлыкнул мужчина. От возбуждения голос охрип, а мозг уже плохо соображал. Еще и смазку ни как не удавалась нащупать на прикроватной тумбочке, – с моей ненавистью долго не живут, – Винсент скользнул по щеке Артура языком. Соленая. Похоже, они оба скоро дойдут до своего апогея по накалу эмоций.
Флакон с маслом наконец поддался. Часть содержимого вылилась на постель, но то, что осталось, хватило с лихвой.
Он сильнее развел в стороны ноги любовника, и ввел сразу два пальца, понимая, что его выдержки на долгую подготовку явно не хватит.
– Считай, что это проявление моей любви. По-другому, я пока не умею, – он заставил Артура перевернуться на живот. По крайней мере, так его не будет беспокоить рана на шее.   
– И черт побери, расслабься! – прорычал мужчина, скорее от собственного возбуждения, чем в попытке задеть Артура, – иначе я тебя просто порву! – и тогда простынь точно будет не отстирать.
Заставить себя войти в любовника медленно и сразу не начать вбивать его в матрас оказалось невероятно трудно. Винсент вцепился зубами в плечо Артура, выжидая несколько томительных секунд, давая ему привыкнуть после довольно длительного перерыва. Затем он плавно двинул бедрами, слыша, как молодой человек под ним шумно выдохнул или, может быть, всхлипнул. Мужчина не удивится, если подушка потом окажется влажная. И что бы там не говорил Артур про ненависть и презрение к своей персоне, в глубине души он явно наслаждался. Он хотел, чтобы его подчинили, чтобы с ним так обращались, где-то жестоко и грубо. Винсент чувствовал это на подсознательном уровне. Но вместе с тем понимал, что его любовник, как и все впрочем, ищет ласки и понимания.

Отредактировано Arno Vincent Valentine (26-11-2011 20:26:38)

0

171

- Иди к черту! - порвет он. Не такой уж и длительный перерыв был, чтобы было, что рвать.
Не слишком приятно утыкаться лицом в подушку, измазанную собственной кровью. Но все остальное с лихвой искупало эти неприятные ощущения. На короткое время вполне можно было сойти с ума. Хотя, они и так оба сумасшедшие. Раствориться в этих ощущениях, раствориться в боли...
Впрочем, их не хватило надолго, чтобы прочувствовать все до конца.
- Все-таки ты сволочь, - меланхолично заметил Артур, лежа на спине, когда Винсент соизволил с него слезть иоткатиться на другой конец кровати. Шевелиться не хотелось, вообще ничего больше не хотелось. Как ни странно, даже умереть. Где там сигареты? А какая разница, все равно лень даже руку протянуть.
- Усердно топчешь мое хрупкое, нежное, только начинающее рождаться чувство. Я даже не успел обрадоваться, что на такое способен.
Судя по прошедшим событиям, он способен на многое. Но это не значит, что он тут же кинется к компьютеру писать "Я убил человека... Тьма заполнила мое сердце..." и все в этом роде. Ну, убил и убил, все равно лучшего эта девчонка не заслуживала. А вот касаемо любви... Тут все гораздо серьезней.
- Не хочешь перенести меня куда-нибудь в другое место? - не очень приятно лежать на скомканных грязных простынях. По крайней мере, не подходит общей романтичности обстановки.
Хотя вряд ли его тощая тушка смотрелась настолько соблазнительно, чтобы носить ее на руках.
Итак, в очередной раз они должны были серьезно поговорить, но вместо этого переспали. Им надо было родиться немыми и с потенцией как у самца кролика.

0

172

Дыхание восстановилось быстро, но вот отголоски удовольствия все еще маленькими искорками отдавались в кончиках пальцев. Вообще, обычно после секса он вышвыривал любовниц (и любовников), если это конечно были не мимолетные встречи, из постели и предпочитал дальше оставаться наедине с самим собой.   
Понятно, что Артур никуда уходить не собирался. Более того, судя по его наглым заявлениям вообще шевелится не собирался.
– Куда-нибудь в другое место – это в коридор или сразу на улицу? – съехидничал Винсент. Как не странно, настроение у него поднялось, и он был настроен довольно благодушно. По этому мужчина встал и действительно, подняв Артура на руки, понес. Разумеется не в коридор и тем более не на улицу, как угрожал, а в ванну.
– Ты же с самого начала знал, что я сволочь, – он поставил молодого человека на кафельный пол и, включив воду, затащил его следом за собой под горячие струи, – так что чего теперь жалуешься? – усмехнулся Валентайн, обнимая за талию и убирая с лица и шеи Артура прилипшие светлые пряди.   
– Пожалуй, стоит смыть с тебя твою кровь и мою сперму, – мурлыкнул он. Хотя Винсент не удивится, если это помывка закончится новым пачканьем. Если Артур, конечно не почуяв новой опасности для своей красивой задницы, не удерет раньше.

0

173

- Ты такой заботливый, прям жуть берет, - Артур склонил голову набок. - В следующий раз надо будет дать тебе сразу. Смотри, как настроение поднялось... - он ухмыльнулся и решил как можно скорее покончить с мытьем и заняться чем-нибудь другим. И совсем не тем, о чем можно подумать. - Скажи мне, сколько у тебя не было?
Не то, чтобы его действительно интересовал этот вопрос. По крайней мере, меньше, чем содержимое емкостей из-под шампуня.
- Я, конечно, понимаю, что мне сейчас, наверное, стоит не высовываться, но я же ничего такого не сделал, - сказал он, намыливая голову. Мерзкий шампунь попал в рот, и Артур предпочел на время заткнуться. Действительно, это все был несчастный случай. Да он вообще жертва обстоятельств. Его девка захотела его мужика, ну, он и выбрал того, кто ему больше нравится. третий лишний.
- Так вот, - снова заговорил он. - Я же не усижу в четырех стенах. А как же работа? Мои выставки? Я даже сдохнуть не могу, чтобы их организовали посмертно и меня овеяли славой и напечатали где-нибудь статью про фотографа-наркомана.
Кстати, о наркоманах. Больше всего Артур надеялся на то, что Винсент не заметит предательских следов на руках. Ну да, он иногда развлекался. Ну, как иногда. Когда припрет.
- Ты мне не поможешь? - он состроил жалобное выражение лица.

0

174

– И в чем смысл этого вопроса? – усмехнулся мужчина, собственно тоже решившего, что если он стоит под душем, то почему бы не привести себя в порядок, – я не занимаюсь воздержанием. Если мне хочется я иду в бордель, – или в бар или еще куда-нибудь. Есть много мест для охоты. А вот когда и в каких количествах ему хотелось это уже другой вопрос. Так что если Артур думает, что он сходи с ума от неудовлетворенности, то он сильно ошибается.
– Я, в отличие от некоторых, не звоню мало знакомым людям, не назначаю им встречу в парке, когда мне сильно приспичит, и не говорю им «Просто так сложилось, что единственный, с кем можно потрахаться без напряга это ты» – мужчина нехорошо улыбнулся и прижал любовника лицом к кафельной плитке, проигнорировав речь Артура про выставки и фотографии. Он подумает об этом завтра. Сейчас его больше интересовала упругая задница фотографа, чем его работы.
– Кстати, – Винсент провел рукой по бедру любовника, а затем сжал его член. Несколько движений вверх-вниз и тело Артура снова отозвалось на ласку. Второй рукой он начал поглаживать живот и грудь любовника, – ты помнишь, я предупреждал тебя на счет наркотиков? – проворковал Валентайн, губами касаясь обнаженного плеча, – не думай, что я ничего не вижу, – сильный укус, такой, что тело в его руках вздрогнуло, – я не буду повторять дважды. Ты меня понял?

0

175

- Мы уже выяснили, что ты самый идеальный человек во Вселенной и о таких, как я, даже ноги изредка вытираешь, - немного раздраженно отозвался Артур.
Ну вот почему он все сразу сводит к сексу? Нет, Винсент определенно мутант-кролик-племенной осеменитель. Но, что и говорить, подрочить кому-то не дурак.
- Если я хочу поговорить о чем-то, то не лучший способ заткнуть путем доведения до оргазма, - сказал он, отдышавшись. В душе надо мыться, а не трахаться. Тут скользко, мокро и мерзко. - А что ты видишь? - он пожал плечами. - Не так уж они мне и нужны, я могу прекратить когда захочу.
Артур верил, что действительно может. Ему же не требовалось несколько доз в день, так, иногда... Для поддержания нормального состояния, потому что жизнь, не расцвеченная наркотическим дурманом оказалась очень скучной и серой. И с такими парнями, как Винсент.
- Да понял я, понял... - проворчал он, выйдя из душевой кабины и вытираясь полотенцем. - Здесь все можно только тебе, а мне предписывается соблюдать десять заповедей. Не убей, не уколись, не покури, не глотни... Когда добавится не потрахайся, я сразу же вызву санитарную перевозку, говорят, те лекарства, которыми лечат психов почище героина.
В психушке Артур не сидел, только в лечебнице гостил как-то, где его собирались избавлять от всех зависимостей сразу.
- И знаешь, лучше бы я снял проститутку. С тобой слишком сложно, - мило улыбнувшись, он выскочил за дверь. На всякий случай. Он и так многого наговорил.
Но, разумеется, уходить он теперь отсюда не собирался, разве что вперед ногами. Все, теперь он здесь живет вместе с Марселлой. Кстати, где она? Наверное, спряталась куда-нибудь, кошка вообще органически не переносила вид обнаженного хозяина, как успел заметить Артур. Причем пьющего хозяина, курящего в туалетную вытяжку хозяина и дрочащего на диване хозяина тоже. То ли комплексы, то ли действительно со стороны не очень...
- Марси-Марси, кис-кис-кис... - засюсюкал Артур и отправился бродить по квартире в поисках кошки. Винсент был забыт, теперь хотелось только поймать эту пушистую заразу.

Отредактировано Yukio Lee (07-12-2011 22:45:47)

0

176

– Проститутку бы он снял, – насмешливо фыркнул Винсент, – ну да конечно.
Девочка стоит денег, а хорошая, хороших денег. А у Артура с деньгами сейчас явная напряженка.
Собственно, когда молодой человек все-таки сбежал (правда, уже после того, как Винсент прижал его к стенке), мужчина спокойно принял душ и отправился в спальню.
Артур шастал по дому в поисках кошки. Мужчину так и подмывало крикнуть: в кисточках поищи! Но он смолчал. Пусть ищет. Марселлу любила прятаться среди  стаканов с кистями и банок с красками на столе у окна. Хотя, что там больше привлекало кошку (кисточки или батарея) сказать было сложно.
Сменив испачканные простыни, Валентайн наконец то завалился на кровать. День выдался сумбурный, но почему-то художнику казалось, что это не предел. Было стойкое ощущение, что Артур превратит его жизнь в ад. Он и так чувствовал себя потерянным и абсолютно подавленным, а тут еще и этот неадекватный тип свалился на больную голову немца.
Голиаф помахивая хвостиком залез на кровать и устроился в ногах хозяина. Интересно, Марселла тоже придет к ним ночью спать? Или у них с Артуром не такие нежные отношения? Учитывая размер постели, места хватило бы даже если бы они держали зверинец.

0

177

Наконец, Марселла выползла откуда-то со стороны кухни. Опять жрала, куда в нее лезет, она и так толстая. Увидев хозяина, кошка ткнула его лапой в ногу и завалилась кверху пузом, намекая на то, что если он хочет пройти дальше, то пузо все же необходимо почесать. Взяв пушистую нахалку на руки (говорят, что животные отражают характер хозяев, но Артур отказывался верить в собственную отвратительность), он пошел в спальню.
Итак, половину кровати занял Винсент, а на другой развалилась собака. Вообще, при виде любой псины Артуру, в отличии от гордо-надменной Марселлы, хотелось залезть на забор и зашипеть. Он молча лег на кровать и устроил кошку у себя на груди. Та, в принципе, не возражала, ей было все равно, где лежать, лишь бы на хозяине.
- Спокойной ночи, - сказал Артур и действительно собрался заснуть.
Однако в процессе ему пришло в голову, что лучше укрыться и засунуть кошку себе под бок. В ходе этих манипуляций, он, кажется, пару раз толкнул Винсента, но, наверное, это только показалось. Места же много.
Потом, через некоторое время, Артур понял, что спать не хочет. И вообще, он сегодня еще не все сказал.
- Мне нужна новая одежда, - заявил он спустя некоторое время. Хотя, Винсент, наверное, уже успел заснуть... Или не успел, это его проблемы.
Через некоторое время Артур даже задремал, но потом проснулся со стойким ощущением того, что ему надо поесть. Тихо (по его мнению) встав с кровати, он пошел на кухню. За ним сразу же потопала Марселла. Офигеть, как громко может топать среднего размера кошка. Хотя, они же сегодня пришли к выводу, что она жирная.
Поковырявшись в холодильнике, Артур соорудил себе сэндвич "радость американца" то есть - всего и в немеренных количествах. Вообще, ночным дожором он занимался редко, только когда припрет. А Винсент пусть дрыхнет, а то если припрется с возмущениями, что ему не дают спать, только испортит аппетит.

0


Вы здесь » Boston: feel the taste of life » Архив тем » Эмбанкмент-роуд, 31, кв 99